Элла Дмитриева (jacopone_da) wrote,
Элла Дмитриева
jacopone_da

  • Mood:

I'll give Saints to Mother Church

Американка Мэри Джонсон (бывшая сестра Доната МС) недавно написала книгу «Неутолимая жажда» о своем 20-летнем пребывании в монастыре сестер Матери Терезы. Вот выдержки из статей:

Со временем Мэри Джонсон надоело политическое маневрирование и далеко не святое поведение ее начальников. Даже сама Мать Тереза не укрылась от ее проницательности и справедливого суждения. Джонсон действительно любила «живую святую» и восхищалась делом ее жизни, но в ее книге Мать Тереза предстает этакой бизнесвумен, использующей свой шанс быть канонизированной похожим на нее Папой Иоанном Павлом II и поэтому скрупулезно исполняющей все правила Рима. В книге Мать Тереза - не святая, а очень человеческая, искренняя и трудолюбивая, но резкая, деловая и неласковая со своими дочерьми во Христе.

Но Мэри сломила не Мать Тереза, а ее собственная борьба с одиночеством и недостатком эмоциональной и физической близости. Хотя монахиням МС запрещено любое прикосновение, даже дружеское объятие, сестра Доната вступает в интимные отношения с несколькими монахинями, среди них – с сексуальной хищницей, о наклонностях которой знало руководство, но предпочло оставить ее в ордене, избегая огласки.


...

Все ценили ее административные способности и не давали ей заниматься тем, чего она жаждала: помогать людям в беднейших странах мира.

Преемники Матери Терезы в Калькутте управляют конгрегацией по-византийски. Они не доверяют разуму и держатся за верования, с помощью враждебности, стыда и сплетен они контролируют судьбы сестер.

Даже если начальница совершает очевидную ошибку, сестра должна повиноваться ей с радостью. Сестре Донате приказали повесить в монастыре занавески, хотя Мать Тереза всегда говорила, что это бесполезная трата ткани, которую можно было бы отдать бедным. Сестра Доната повиновалась, а Мать Тереза, естественно, рассердилась, увидев занавески. В ее отсутствие Доната предложила начальнице снять их, но та отругала ее за намерение сделать это в воскресенье. Мать Тереза вернулась и выбранила сестру Донату за то, что занавески еще на месте. Начальница сделала вид, что она тут ни при чем, так что Донате пришлось проглотить обиду.

В одном из самых волнующих эпизодов книги сестра Доната исповедуется священнику, что эта начальница вызывает в ней досаду и раздражение, а священник рассказывает это всем. Доната ужасается, что нарушена тайна исповеди, а священник говорит ей: «Сестра, вы многого не понимаете».

Хотя Доната переживает из-за гордыни и прочих человеческих чувств, ее уязвимость в том, что она слишком умна. То же самое, что делало ее таким прекрасным организатором, учителем, бухгалтером и даже редактором Устава ордена, представляло постоянную угрозу для власть имущих, и они постоянно пытались поставить ее на место.

Женщина, которая соблазнила ее и неоднократно занималась с ней сексом прямо в общей спальне, оказалась маньячкой, заставлявшей слабых сестер служить ей. Обнаружив это, Доната покаялась в своих шалостях и предостерегла начальство ордена от этой женщины. Однако хищнице позволили принести обеты, а сестру Донату наказали.

В конце Доната говорит о единственном тщеславии, позволенном монахине МС, - о желании быть канонизированной святой. «В этом отношении, - пишет Мэри Джонсон, - Мать была весьма честолюбива». Удивительно только, что это святое честолюбие сделало Мать Терезу рабыней иерархии, а не «святой, говорящей правду власть имущим».

Здесь, здесь, здесь
Tags: mc, святые
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 39 comments